Цифровой журнал "Гимназический Педагогический Открытый Инновационный Сетевой Клуб"

Скачать  в формате .doc 

«Особенно живой»

(отзыв на стихотворение М. Кузмина «Пушкин»)

ШКУРАТ ЕКАТЕРИНА,

обучающаяся МБОУ "Гимназия №4"

СЕЛИВАНОВА ВИКТОРИЯ ЕВГЕНЬЕВНА,

учитель русского языка и литературы

МБОУ "Гимназия №4"

 

«Сказка о рыбаке и рыбке», «Руслан и Людмила», «Станционный смотритель», «Дубровский», «Медный всадник», «Полтава», «Капитанская дочка». Каждый новый учебный год курс литературы открывает творчество А.С. Пушкина. И снова «родился, жил, писал, погиб». Казалось бы, все известно, все изучено от факта рождения до трагической истории смерти поэта. Но нет! Совершенно новый Александр Сергеевич предстал передо мной после прочтения стихотворения Кузмина «Пушкин». Не просто автор зазубренных всеми школьниками «Я вас любил», «Прекрасная пора», не «хладный камень» совершенства, загнанный в «школьные оковы», а «веселый малый», который яркой шуткой «живит арапские уста».

            Стихотворение навеяно «дыханьем светлых именин» поэта (восьмидесяти пятилетием со дня смерти) и представляется поэтическим переложением слов А.П. Григорьева: «Пушкин – это наше все». И если В. Ф. Одоевский считал А.С Пушкина «солнцем русской поэзии», то Кузмин предельно расширил образ творца: «наше солнце, наш туман». Его образ в стихотворении поистине всеобъемлющ, «его черты нельзя сомкнуть». Кузмин рисует две ипостаси вечно живого творца: Пушкин – человек («страстный человек», «он прост») и Пушкин – поэт, чьи «родные слова», «пленительны и благозвучны», «влекут в бывалые мета» и рождают в памяти знакомые образы:

Москва и лик Петра победный,

Деревня, Моцарт и Жуан,

И мрачный Герман, всадник медный.

            Основной идее стихотворения, заявленной уже в первой строке («Он жив! <…> Но он особенно живет»), подчинено и все построение лирического посвящения. Кузмин обращается к читателю с благой вестью о нетленности творчества и души поэта: «Из стран, откуда нет возврата, Через года он бросил мост». Непринужденность, живость этому разговору придает уже сам ритмичный рисунок стихотворения: четырехстопный ямб с перекрестной рифмой, благодаря которому Кузмин предельно плавно переходит от одного образа к другому, от Пушкина-человека к поэту. Использование нескольких рядов синонимов позволяет автору строк буквально в считанных  характеристиках раскрыть многогранность личности «первого» русского поэта («жрец», «пророк», «романтик, классик, старый, новый») и великую силу его слова («и смех, и звон, и прибаутка», «благоговейно и блаженно», «пленительны и полнозвучны»). Конструкции с союзом но многократно усиливают и без того ясное противопоставление личности Пушкина всему живому («…у всех душа нетленна, Но он особенно живет»), позволяя Кузмину создать образ «сверхпоэта», которому тесны рамки совершенства, который «в смене чувства небывалой» верен своей идее, своему художественному замыслу. Несмотря на предельную емкость, стихотворение легко воспринимается читателем благодаря богатому арсеналу выразительных средств. Использование эпитетов буквально оживляет стихотворение. Бурным потоком, по мысли Кузмина, со страниц произведений Пушкина срываются «родимые» слова, вкушаемые нами «благоговейно и блаженно», а вечный «летучий пламень» творчества дарует ощущение близости «светлых именин» поэта. Метафорическое наполнение лирического посвящения создает зримые образы воплощения дара Пушкина: его слова – «вечной жизни мед», «летучий пламень», заставляющий взволнованно вздыматься грудь читателя, поэзия Александра Сергеевича выше «хладного камня» совершенства. По Кузмину, поэт – «сам себе закон», определяющий черту идеала, к которому «направлен бег» поэтического дара. Своенравному, смелому творцу удалось вопреки всем законам мира «из  стран, откуда нет возврата» перекинуть творческий мост в наше время, дабы обессмертить плоды своего вдохновения.  

            Вечный, вездесущный, живой как жизнь – вот координаты, которыми Кузмин определяет масштабы личности «солнца русской поэзии». Путеводная звезда творчества Пушкина, по его мнению, будет бесконечно долго сиять для всех ищущих смысла жизни, успокоения в гармонии художественного мира, жаждущих установления справедливого миропорядка. Умело подобранное слово помогло автору посвящения создать зримый образ «особенно» живого поэта, чьи «смех, и звон, и прибаутки» вводят читателя в удивительный мир русской поэзии. 

 

Скачать  в формате .doc 

Поиск в П.О.И.С.К.

Go to top
JSN Boot template designed by JoomlaShine.com